Блок Александр Александрович - Рефераты и сочинения - Анализ стихотворений Как тяжко мертвецу среди людей, Ночь, улица, фонарь аптека, Поэты, Друзьям Блока

Читайте также:

Мы с ним иногда завтракали в столовой колледжа на углу Дрекселя и авеню Д, там, где с лотка торгуют блинами. Мы обычно сидели на веранде и ели блины, иногда кныш, и он изливал мне душу...

Айзек Азимов (Isaac Azimov)   
«Сумасшедший ученый»

ящем литературном кругу молодой поэтической школы "нового сладостного стиля" (doice stil nuovo), возглавляемой его другом Гвидо Кавальканти, и в общении с вы..

Данте Алигьери (Dante Alighieri)   
«Божественная комедия»

Metzler. Gott erhalt ihn! Ein rechtschaffener Herr! Sievers. Nun denk, ist das nicht schandlich?..

Гёте, Иоганн Вольфганг фон (Goethe, Johann Wolfgang von)   
«Gotz von Berlichingen mit der eisernen Hand»

Другие книги автора:

«Незнакомка»

«Франц Грильпарцер. Праматерь»

«Нелепый человек»

«Балаганчик»

«Соловьиный сад»

Все книги


Поиск по библиотеке:




Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок Orphus.
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Все рефераты и сочинения


Анализ стихотворений Как тяжко мертвецу среди людей, Ночь, улица, фонарь аптека, Поэты, Друзьям Блока




У Блока в стихотворении "Как тяжко мертвецу среди людей" появляется образ чиновника-мертвеца, винтика большой государственной машины, который не способен чувствовать, радоваться. Он ведет обычную внешнюю жизнь: ходит на службу, посещает балы, разговаривает, улыбается, но он мертв, потому что не испытывает никаких чувств. Он - порождение общества. Его черты Блок видел и в себе, и в окружающих.

Кольцевая композиция стихотворения "Ночь, улица, фонарь аптека" подчеркивает бессмысленный круговорот жизни человека и, возможно, всего человечества в целом. Это стихотворение называют самым пессимистическим в мировой литературе.
Стихотворение Блока - выражение боли, иногда - скепсиса, трагедии, но отождествлять мир героя с самим поэтом нельзя, т.к. у Блока всегда была вера в любовь, в Россию, таким образом, лирический герой выражает лишь одну грань мировоззрения поэта.

Поэты в одноименном стихотворении Блока противопоставлены обывателям. Новаторство в том, что мир поэтов изображен дисгармонично. Автор пишет, что поэты посвящают свою жизнь вину и усердной работе, они считают себя выше и лучше, чем есть ("надменная улыбка"), но, несмотря на несовершенный мир поэтов ("квартал вырос на почве болотной и зыбкой"), их мир оказывается выше и лучше, чем мир обывателей. Так как поэтам дана возможность творить:

Пусть жизнь меня в землю втоптала, -
Я верю: то бог меня снегом занес,
То вьюга меня целовала!

В стихотворении "Друзьям" звучат трагические, исповедческие ноты, мотив бездомности. Автор поднимает проблему творца и творчества. Поэт - фигура трагическая, он разочарован в том мире, который создает, он видит, что его не понимают. И единственное, что остается, вера в то, что он "расчищает путь для наших далеких сынов".

Источник:http://www.litra.ru/

Тем временем:

... Черт подери! Так ты супротив отца идешь, девчонка?
РЕГИНА (бормочет, не глядя на него). Ты сколько раз сам говорил, какая
я тебе дочь.
ЭНГСТРАН. Э! Охота тебе помнить...
РЕГИНА. И сколько раз ты ругал меня, обзывал... Fi donc!
ЭНГСТРАН. Ну нет, таких скверных слов, я, ей-ей, никогда не говорил!
РЕГИНА. Ну я-то знаю, какие слова ты говорил!
ЭНГСТРАН. Ну да ведь это я только, когда... того, выпивши бывал... гм!
Ох, много на сем свете искушений, Регина!
РЕГИНА. У!
ЭНГСТРАН. И еще, когда мать твоя, бывало, раскуражится. Надо ж было
чем-нибудь донять ее, дочка. Уж больно она нос задирала. (Передразнивая.)
"Пусти, Энгстран! Отстань! Я целых три года прослужила у камергера Алвинга в
Русенволле". (Посмеиваясь.) Помилуй бог, забыть не могла, что капитана
произвели в камергеры, пока она тут служила.
РЕГИНА. Бедная мать.... Вогнал ты ее в гроб.
ЭНГСТРАН (раскачиваясь). Само собой, во всем я виноват!
РЕГИНА (отворачиваясь, вполголоса). У!.. И еще эта нога!..
ЭНГСТРАН. Чего ты говоришь, дочка?
РЕГИНА. Pied de mouton!
ЭНГСТРАН. Это что ж, по-англицки?
РЕГИНА. Да.
ЭНГСТРАН. Н-да, обучить тебя здесь всему обучили; вот теперь это и
сможет пригодиться, Регина.
РЕГИНА (немного помолчав). А на что я тебе понадобилась в городе?
ЭНГСТРАН. Спрашиваешь отца, на что ему понадобилось единственное его
детище? Разве я не одинокий сирота-вдовец?
РЕГИНА. Ах, оставь ты эту болтовню! На что я тебе там?
ЭНГСТРАН. Да вот, видишь, думаю я затеять одно новое дельце.
РЕГИНА (презрительно фыркая). Ты уж сколько раз затевал, и все никуда
не годилось.
ЭНГСТРАН. А вот теперь увидишь, Регина! Черт меня возьми!
РЕГИНА (топая ногой). Не смей чертыхаться!
ЭНГСТРАН. Тсс... тсс!.. Это ты совершенно правильно, дочка, правильно.
Так вот я чего хотел сказать: на этой работе в новом приюте я таки колотил
деньжонок.
РЕГИНА. Сколотил? Ну и радуйся!
ЭНГСТРАН. Потому куда ж ты их тут истратишь, деньги-то, в глуши?
РЕГИНА...

Ибсен Генрик Юхан (Ibsen Henrik Johan)   
«Привидения»