Блок Александр Александрович - Рефераты и сочинения - Анализ стихотворений Как тяжко мертвецу среди людей, Ночь, улица, фонарь аптека, Поэты, Друзьям Блока

Читайте также:

Мы с ним иногда завтракали в столовой колледжа на углу Дрекселя и авеню Д, там, где с лотка торгуют блинами. Мы обычно сидели на веранде и ели блины, иногда кныш, и он изливал мне душу...

Айзек Азимов (Isaac Azimov)   
«Сумасшедший ученый»

ящем литературном кругу молодой поэтической школы "нового сладостного стиля" (doice stil nuovo), возглавляемой его другом Гвидо Кавальканти, и в общении с вы..

Данте Алигьери (Dante Alighieri)   
«Божественная комедия»

Metzler. Gott erhalt ihn! Ein rechtschaffener Herr! Sievers. Nun denk, ist das nicht schandlich?..

Гёте, Иоганн Вольфганг фон (Goethe, Johann Wolfgang von)   
«Gotz von Berlichingen mit der eisernen Hand»

Другие книги автора:

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения»

«Из объяснительной записки для Художественного театра»

«Франц Грильпарцер. Праматерь»

«Рамзес»

«Шуточные стихи и сценки»

Все книги


Поиск по библиотеке:




Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок Orphus.
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Все рефераты и сочинения


Анализ стихотворений Как тяжко мертвецу среди людей, Ночь, улица, фонарь аптека, Поэты, Друзьям Блока




У Блока в стихотворении "Как тяжко мертвецу среди людей" появляется образ чиновника-мертвеца, винтика большой государственной машины, который не способен чувствовать, радоваться. Он ведет обычную внешнюю жизнь: ходит на службу, посещает балы, разговаривает, улыбается, но он мертв, потому что не испытывает никаких чувств. Он - порождение общества. Его черты Блок видел и в себе, и в окружающих.

Кольцевая композиция стихотворения "Ночь, улица, фонарь аптека" подчеркивает бессмысленный круговорот жизни человека и, возможно, всего человечества в целом. Это стихотворение называют самым пессимистическим в мировой литературе.
Стихотворение Блока - выражение боли, иногда - скепсиса, трагедии, но отождествлять мир героя с самим поэтом нельзя, т.к. у Блока всегда была вера в любовь, в Россию, таким образом, лирический герой выражает лишь одну грань мировоззрения поэта.

Поэты в одноименном стихотворении Блока противопоставлены обывателям. Новаторство в том, что мир поэтов изображен дисгармонично. Автор пишет, что поэты посвящают свою жизнь вину и усердной работе, они считают себя выше и лучше, чем есть ("надменная улыбка"), но, несмотря на несовершенный мир поэтов ("квартал вырос на почве болотной и зыбкой"), их мир оказывается выше и лучше, чем мир обывателей. Так как поэтам дана возможность творить:

Пусть жизнь меня в землю втоптала, -
Я верю: то бог меня снегом занес,
То вьюга меня целовала!

В стихотворении "Друзьям" звучат трагические, исповедческие ноты, мотив бездомности. Автор поднимает проблему творца и творчества. Поэт - фигура трагическая, он разочарован в том мире, который создает, он видит, что его не понимают. И единственное, что остается, вера в то, что он "расчищает путь для наших далеких сынов".

Источник:http://www.litra.ru/

Тем временем:

... Преобразования не всегда приносят свободу.

Ближе к середине книги, Феррарис переходит от мобильника к дискуссии на темы, которые особо занимали его в последние годы, среди них, полемика со своими учителями, - от Хайдеггера (Heidegger) до Гадамера (Gadamer) и Ваттимо (Vattimo), - по поводу постмодернизма в философии. Он не соглашается с тем, что существует лишь интерпретация фактов, а не сами факты, и яростно отстаивает познание 'adaequatio', то есть, как отражение природы. Бедный Рорти (Rorty)! Естественно, со множеством нюансов, но, к сожалению, я не в состоянии уследить за тем, как Феррарис выстраивает шаг за шагом особую концепцию реализма, которую он именует 'слабым текстуализмом'.

Как переходят от мобильника к вопросам об истине? Делая различие между предметами физическими (такими как стул или вершина Монблана), мысленными (например, теорема Пифагора) и социальными (Конституция или необходимость платить по счету в баре). Две первых разновидности предметов существуют также вне пределов нашего волеизъявления, в то время как третья начинает, скажем, 'действовать' только после того, как происходит определенная запись, регистрация.

И поскольку Феррарис пытается выстроить некую 'натуральную' форму этих социальных записей, мобильник предстает в качестве универсального инструмента любой записи.

Было бы интересно поспорить со многими утверждениями этой книги. Например, с теми страницами, которые посвящены различиям между записью (а таковой является любая выписка из банка, любой закон, любой сбор сведений личного характера) и коммуникацией.

Идеи Феррариса по поводу записей крайне интересны, а вот его мысли по поводу коммуникации всегда отличались несколько общим характером (словно он купил их в 'Икее', если использовать против него сравнение из написанных им же самим когда-то памфлетов). Но отведенное этой колонкой пространство не позволяет мне пускаться в детальные философские размышления. Кто-то из читателей спросит себя, а стоило ли размышлять о мобильном телефоне, чтобы в итоге прийти к выводам, которые можно было сделать точно также исходя из концепций письма или 'подписи'.

Философ, раз..

Эко, Умберто (Eco, Umberto)   
«От мобильника к истине (La Nacion, Чили)»