Блок Александр Александрович - Рефераты и сочинения - Анализ стихотворения А. Блока Мне страшно с тобою встречаться

Читайте также:

Это... это просто... Сольнес. Покажите-ка, фрекен. (Наклоняется, как бы желая заглянуть в гросбух, и шепчет.) Кая? Кая (продолжая писать, тихо)...

Ибсен Генрик Юхан (Ibsen Henrik Johan)   
«Строитель Сольнес»

. Что я, с ума сошел? Подожди, может, это ты со мной не хочешь?.. Тогда в чем дело?.. Ну вот еще, нашел чем шутить... Голова-то, да (держится за голову), естественно...

Вампилов Александр Валентинович   
«Утиная охота»

Тогда я глянул наверх и увидел бурак, и на бураке сидит куница с птичкой в зубах.В летнее время мех дешевый, она мне не надобна. Я ей говорю:– Ну, б..

Пришвин Михаил Михайлович   
«Куница медовка»

Другие книги автора:

«Действо о Теофиле»

«Незнакомка»

«Двенадцать»

«Из записных книжек и дневников»

«Роза и крест»

Все книги


Поиск по библиотеке:




Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок Orphus.
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Все рефераты и сочинения


Анализ стихотворения А. Блока Мне страшно с тобою встречаться




Все в этом стихотворении робко и темно, зыбко и туманно… И все это - знаки "нездешних надежд" на вселенское "непостижимое чудо", на явление Вечной Девы, Прекрасной Дамы, в образе которой для Блока воплощалось некое всеединое божественное начало, долженствующее "спасти мир" и возродить человечество к новой, совершенной жизни. Вместе с ожиданием чистой и светлой любви, Вечной Женственности лирический герой ощущает одиночество, тоску, жажду встречи с ней, но и боязнь того, что она окажется не такой, какой представляется ему. Герой начинает опасаться, что их воссоединение, то есть приход Прекрасной Дамы в настоящую жизнь, реальность, может обернуться душевной катастрофой для него самого.
Если образы ранних стихов Блока живут лишь в божественном, романтическом мире, то в этом стихотворении жизнь наложила на все свой отпечаток. Почти ушли юношеская восторженность и романтизм, а вместо него появился серый, обыденный мир. И не только появился, но и занял свое главенствующее место. А мир фантазии, мир мечты обратился в легкую дымку вокруг образа. Постепенно чувствуется раздвоенность и восприятие образа женщины через призму двух миров: близкого и скорбного "здесь" и лучшего, прекрасного "там". Так, вечная женственность и мудрость соединятся воедино со скорбной реальностью. Душа - ореол, идущий изнутри, окружает земную оболочку прозрачной хрупкой дымкой. Именно в ней и заключена та вечная прелесть женщины, которую воспевали поэты всех веков. И это соединение двух миров возносит женщину в глазах поэта на пьедестал богини.
Она близка, вполне реальна и в то же время недосягаема, как божество. "...Я знаю - ты здесь, ты близко - ты там". Возможно, что именно эта удивительная способность видеть в женском образе божественное начало во многом определила отношение Блока к женщине. Живя реальной жизнью, среди людей, он отчетливо видел, как быт и серая обыденность давят на женщину и губят в ней тот светлый образ, воплощение которого в жизни он искал. Возникает образ женщины на фоне социальных проблем, и горькая действительность все более плотно окружает пыльной завесой "светлый образ".

Источник:http://www.litra.ru/

Тем временем:

...
Потом меня разжаловали, но все равно я был капралом. Мужчина в ту пору и
жил и умирал в своем полку, ну, и, понятно, женой обзаводился, если он был
мужчина. Когда я был капралом - господи боже мой, весь полк с того времени
и перемереть успел и опять народился! - сержантом моим был папаша Маккенна,
человек, понятно, женатый. А жена его - я о первой говорю: наш Маккенна еще
два раза потом женился - мисс Бриджит Маккенна, была родом из
Портарлингтона, моя землячка. Как там ее девичье имя, я забыл, но в роте
"Б" все звали ее мамаша Пампуша, такая у нее была округлая личность.
Барабан, да и только! И эта самая Пампуша - упокой господи ее душеньку во
блаженстве! - только и знала, что рожать детей. И когда их стало не то
пятеро, не то шестеро пискунов на перекличке, Маккенна побожился, что
начнет их нумеровать при крещении. Но Пампуша требовала, чтобы их называли
по фортам, где они рождались. И появились у нее в роте и Колаба Маккенна, и
Муттра Маккенна, весь, можно сказать, округ Маккенна, и эта самая крошка
Джханси, которая сейчас отплясывает там. Рожала Пампуша младенцев одного за
другим и одного за другим хоронила. Нынче они у нас помирают как ягнята, а
тогда мерли как мухи. Моя малышка Шедд тоже померла, но я это не к тому.
Что прошло, то прошло, у миссис Малвени больше детей не было.
О чем это я? Да, так вот, жара в то лето была адовая, и вдруг приходит
приказ из какого-то чертова иззата, забыл его название, полку
переквартироваться в глубь округа. Может, они хотели узнать, как по новой
железной дороге войска будут переправляться. И провалиться мне на месте,
они узнали! Глазом еще не успели моргнуть, как узнали! Мамаша Пампуша
только-только похоронила Муттру Маккенна. Погода стояла зловредная, у
Пампуши одна Джханси и осталась, четырех лет от роду. За четырнадцать
месяцев пятерых детей схоронить - это не шутка, понимаете вы это?
Отправились мы по такой жарище на новое место - да разразит святой
Лаврентий того типа, который сочинил этот приказ! Вовек не забуду этой
поездки...

Киплинг Редьярд (Kipling Rudyard)   
«Дочь полка»