Читайте также:

Мой свист достиг его слуха, вероятно, как раз в то время, когда он в недоумении стоял где нибудь на полянке и прислушивался. Он верно определил исходную точку звука, пустился во весь дух ..

Пришвин Михаил Михайлович   
«Школа в кустах»

Ich bin fremd und Kц¶nig, und achte eure Gesetze und Herkommen nicht. Jetter. Du bist ja ц¤rg..

Гёте, Иоганн Вольфганг фон (Goethe, Johann Wolfgang von)   
«Egmont»

3, 91, 94, 115, 116, 118, 119, 123, 146, 166 Лукан 64, 79, 81–83, 88, 155 Людовик VII 161 Люцина 148 Люцифер 18, 151 Макиавелли 18 Манлий 64 Манфред 180 Мария 14, 91..

Данте Алигьери (Dante Alighieri)   
«Монархия (Указатель имён)»

Смотрите также:

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Владимир Маяковский об А.Блоке

Александр Блок. Автобиография

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Памяти Александра Блока

Все статьи


Лики страшного мира в поэзии Александра Блока

Душа парила ввысь и там звезду нашла (По лирике А. А. Блока)

Страшный мир! Он для сердца тесен! (По лирике А.А.Блока)

Гражданственность поэзии А.Л.Блока

«Дети страшных лет России»

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:




Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок Orphus.
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

«Возмездие»



Блок Александр Александрович

Желаем Вам приятного чтения (Страниц: 20)



Смотрите также: избранные цитаты

Также вы можете получить: полный текст книги, версию для печати




Тем временем:

... В чем тут дело? Мне не хотелось огорчать его, сказав ему правду. Поэтому я ответил: — Вы, вероятно, были не в настроении перед тем, как начали писать? — Нет, ничего… Но вот теперь я не могу смотреть на эту ерунду! Ух! — Прочитайте мне, что вы написали, — сказал я. Он прочитал. Рассказ был из рук вон плох, а он ещё подчёркивал особенно напыщенные сентенции, ожидая хотя бы лёгкого одобрения, потому что он гордился этими сентенциями, и я хорошо знал это. — Тут нужно бы кое что сократить, — осторожно заметил я. — Я ненавижу обрезать свои вещи. Я думаю, что отсюда нельзя отнять ни одного слова без того, чтобы не исказить смысла. Когда читаешь вслух, выходит гораздо лучше, чем тогда, когда я писал. — Чарли, вы страдаете опасным недугом, которому подвержены очень многие люди. Отложите пока свою вещь и возьмитесь за неё снова не ранее чем через неделю. — Но я хочу окончить её сейчас. Что вы о ней думаете? — Как могу я судить о вещи, которая готова только наполовину? Расскажите мне всю эту историю так, как она сложилась у вас в голове. Чарли рассказал, и в его рассказе обнаружилось нечто, чего он никак не мог выразить в литературной форме. Я взглянул на него, удивляясь, как он мог не понимать оригинальности и силы той идеи, которая пришла ему в голову. Решительно, это была идея среди идей. Многие люди возомнили о себе Бог знает что, натолкнувшись на идеи, которые не имели десятой доли ценности превосходной идеи Чарли. А Чарли продолжал невозмутимо болтать, загромождая поток чистой фантазии образчиками ужаснейших сентенций, которые он намеренно вставлял. Я дослушал его до конца. Было бы безумием оставить его идею в таких неопытных руках, тогда как я мог так много сделать из неё! — Ну, как вы думаете? — сказал он наконец. — Я думаю, что назову его «Историей одного корабля». — Мне кажется, что идея недурна, но вы не будете в состоянии обработать её до конца. Между тем, как я… — Неужели она может пригодиться вам? Вы хотите взять её? Я гордился бы этим, — торопливо сказал Чарли. Мало есть вещей на свете более приятных, чем искренность, горячность и неумеренное открытое восхищение юноши. Даже женщина в порыве слепого обожания не пойдёт по следам любимого человека, не снимет своей шляпки с того гвоздя, на который он вешает свою шляпу, и не будет пересыпать свою речь его излюбленными словами...

Киплинг Редьярд (Kipling Rudyard)   
«Самая удивительная повесть в мире и другие рассказы»